Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:52 

плохой опыт сожительства с зимами

социально неловкий


Единственный выход — бежать без конечной точки прибытия, чтобы мышцы ног ныли от усталости, истереть стопы, чтобы каждый шаг отдавался невыносимой болью, но бежать, не останавливаясь
Убегать — один верный путь к спасению, и если остановиться, то велика вероятность упасть без сил на асфальт и разбить колени о лед, потому что тело слишком хилое, чтобы выдержать повсеместное давление.
Металлическая тяга в голенях, каменный стук за грудной клеткой, язвенная горечь в легких. Одежда, прилипшая к коже, сжимает снаружи, обертывая в кокон. Перерождение наоборот: взрослая имаго сворачивается в куколку.
Позади никого нет

Я разрываю себя на два клочка, которые разрывают себя еще на два, и так до тех пор, пока не остаются мельчайшие крохи.

@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
20:34 

sol seppy - enter one

социально неловкий

Закрывай глаза, чтобы все исчезло и оставило тебя. Посмотри: здесь нет рамок и углов, нет света, нет тени. Одно бесконечное пятно и стук пульса, от которого подрагивают веки — все, чем обозначается действительность, без которой возрастает риск потерять ориентир. Взгляни на безграничность во времени, на безграничность в пространстве. Пустота становится полной, а заполненность — полой.
Прошлое становится настоящим, а настоящее изничтожается. Представь свою бывшую комнату в доме родителей: поношенная футболка на спинке стула, настенные плакаты и кассета Radiohead в магнитофоне; все предметы находятся на своих местах, воздух пропитан спертостью, совсем как раньше, но тебя, тебя там больше нет. Протяни руку навстречу Йорку по наитию — он закроет глаза вместе с тобой, беспокойно кивнув головой три раза, и скажет, что вы стоите на краю. Слушайся Тома, Том пережил то, что переживаешь ты, еще в далеком девяносто седьмом. Бери его с собой (выдели место в сумке между сменной одеждой и книгами) и не оглядываясь отправляйся на запад, только ни в коем случае не на машине; благоразумнее всего будет вылететь ближайшим рейсом до CA.

Ты не видишь неба, но знаешь, что у него чернично-черный цвет: это небо-a-priori. Ты не представляешь, в какой момент небо переходит в космос, космос — во Вселенную, но не видя ни того, ни другого, ни третьего, предполагаешь, что все три объекта являются единым целым. И цвета вливаются друг в друга: из голубого в серый, из серого в бурый, из бурого в чернильный. И грани размываются: грозовые тучи — в грохот грома, солнечный свет — в рассеянную призму, звезды — в мелкие мерцающие точки.
Космонавты, выползшие из утробы ракеты с неразорванной пуповиной, оторвавшись, уже не смогут вернуться. Шнур отпадает, и они улетают в пустоту, где не будет ничего живого. Каждый останется один на один с самим собой.

After a storm
I wanna be brave
And keep you warm
And not fade away

@темы: there is no place for you, txt

18:37 

социально неловкий

Твой путь — это шахматная доска из чередующихся рвов и скал. Долгое время изнурительного шествия без пищи и воды, бесплодные годы скитаний в поисках источника. Твои дороги проложены битым стеклом, чтобы ранить стопы и оставлять кровавый след на них. Неплодородная земля и терновники заместо розовых кустов. Солнце — не солнце, а ослепляющий диск, и необходимо жмуриться, и нельзя открывать глаз. Это слепой путь, в котором можно оступиться и провалиться в пропасть, а можно завязнуть в зыбучих песках и застрять навсегда.

«Сколько еще ехать?»
Ему не прорваться. Недостаточно сильный, чтобы пройти минное поле. Немощный для бегства от обитающих там чудовищ. Он поранится. Он порежется. Он обязательно пострадает, так что
высади его на обочине.
Высади на обочине.
Оставь посреди пустынной полосы, а сам уезжай как можно дальше, не оглядываясь.

«Мы уже на месте?» — от нетерпения у него трясутся ноги и руки, он слишком долго ждал.
И ты провозишь его через границу. Позволяешь пробраться за колючую проволоку.
Ему не страшно.

We're on a road to nowhere
Come on inside
Takin' that ride to nowhere
We'll take that ride


@темы: txt

22:23 

социально неловкий

«I clung to nothing, in a way I was calm. But it was a horrible calm—because of my body; my body, I saw with its eyes, I heard with its ears, but it was no longer me; it sweated and trembled by itself and I didn’t recognize it any more. I had to touch it and look at it to find out what was happening, as if it were the body of someone else»

@темы: there is no place for you, free meds

18:45 

социально неловкий
Обнаружение усталости проявляется в недостатке или переизбытке восприятия: голос становится сиплым и немощным, и с помощью него крайне затруднительно контактировать с остальным миром; конечности отказываются воспроизводить движения; каким-то образом, незаметно для самого себя уподобляешься нефункциональному, изношенному механизму, который забыли смазать маслом и перезарядить батарейки. Лицо неизменно отвратительно в любой отдельно взятый момент времени – каждая клетка, каждая мимическая морщинка ползет вниз, как истрепавшаяся резиновая маска Крика для костюма на Хэллоуин.

Усталость наступает тогда, когда отключается потребность в каких-либо удобствах и формах достаточности: ложишься спиной на ледяной жесткий пол, не нуждаясь в привычной мягкости постели; не употребляешь пищу, так как пропадает разница ощущения голода и сытости, и весь максимум потребности в еде сводится к горячей кружке крепкого чая.

Непроглядное чувство усталости приходит с отчуждением от всего. Когда слишком слаб, чтобы находить силы разговаривать и концентрироваться на вещах. Когда необходимо выполнить заданную работу и закончить важную статистику, но физически не способен поднять левую руку над собой. Когда все реплики начинаются и обрываются бесполезным «я не могу». Когда происходящее по непонятным причинам утрачивает самый ничтожный смысл, и ты просто неподвижно лежишь и ждешь того, что должно явиться и сострадательно прекратить все. Потому что не знаешь, как еще иначе помочь самому себе.

Некуда деться и некуда деть обстоятельства. «Уставший» – вслух звучит как статус приговора за особо тяжкое преступление.

@темы: txt

URL
22:12 

new OTP

социально неловкий

Hadrian|Antinous

O hands that once had clasped Hadrian's warm hands,
Whose cold now found them cold!
O hair bound erstwhile with the pressing bands!
O eyes half-diffidently bold!
O bare female male-body such
As a god's likeness to humanity!
O lips whose opening redness erst could touch
Lust's seats with a live art's variety!
O fingers skilled in things not to be told!
O tongue which, counter-tongued, made the blood bold!

Antinous is dead, is dead for ever,
Is dead for ever and all loves lament.

Fernando Pessoa, «Antinous»

@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, приляг на колени и я стану тебе отцом, мальчики не плачут, free meds

20:26 

социально неловкий



- Порой мне кажется, что меня насильно оторвали от кого-то; вроде того, как родители принуждают ехать к родственникам на каникулах, в то время как тебе хочется играть с друзьями во дворе и быть там, где тебе действительно хорошо, где ты взаправду чувствуешь себя счастливым. Я словно в той далекой поездке, смотрю в окно из поезда за тем, как потраченное впустую время катится назад, и я не могу нагнать его. Вместо того, чтобы сидеть в купе, я мог бы жить жизнью, которую у меня отняли (не знаю, кто, не знаю, когда). Допустим, я мог бы летать в Прагу и фотографироваться с Джекки на фоне игрушечных домов с одинаковыми крышами цвета жженого кирпича, по ночам курить с ней на обшарпанных балконах съемных номеров. Или, скажем, ездить с Питом и Карлом на пикники за город, валяться в грязи, выпивать и орать в ночное небо песни, нарочно перевирая всю лирику. Это словно — было время, было место, там, где все было по-другому, где и сам я был добрее и умел ценить близких. Был кто-то, кто слушал меня. Были те, с кем я забывал о неоправданных обязательствах, обо всех проблемах, обо всех бедах. Я смотрю в их глаза, и не вижу ничего, кроме любви и беззаботности; я слушаю их разговоры, и в них нет ничего, кроме правды и беззаботности. Они были со мной с рождения, были такими же, как я. У меня не было родителей, не было семьи: точнее, они и были моей семьей. Но я не знаю, где искать их теперь. Меня увезли от этого, так далеко, что я никогда больше не смогу туда вернуться. Такое неподдельное, выразительное ощущение. Иногда я даже чувствую эту тоску по вымышленным людям. По событиям, которые никогда и не происходили.

@темы: приляг на колени и я стану тебе отцом, мальчики не плачут, txt

URL
16:51 

социально неловкий
Я все еще помню такие места, да. Скатная крыша кораллового цвета (дом по соседству в том месте, где мы жили раньше), садовый закуток с городским фонтаном, где мы каждый день кормили голубей тыквенными семечками (мне было тогда лет восемь и я не заботился ни о чем, кроме игрушечной модели Супермарин Спитфайр VIII с акульей пастью на носу). Летний лагерь, куда меня отправляли на две недели в июле двенадцатого. В лагере я ощущал себя одним оборванцем из свиты Питера Пена — родители были в четырех часах езды, очень далеко, где-то в параллельной цивилизованной реальности, а я собирал сосновые шишки, мылся раз в неделю и карабкался по подвесным мостам, накрывающих паутиной небо над лагерем. Там, в лесу у речки, я был одним из потерянных детей, знаете, как в Повелителе Мух; у нас была своя размытая иерархия, строго ограниченное питание и палатки на четырех человек. Раньше я не думал, что такое возможно: забыть на какое-то время о школьной форме, о пресловутых походах в супермаркет и семейных ужинах, где каждому неловко и неуютно, но все считают своим долгом играть отведенную роль до конца и расспрашивать о том, как прошла неделя.
В любом случае, все эти места недолговечны, ты не можешь остаться в одном из них навсегда. Наверное, в этом и заключается вся их ценность. Они словно бы как одноразовый билет на колесо обозрения: садишься в кабинку и не спеша уплываешь туда, где увидишь нечто захватывающее и всеохватывающее; но после обязательно придется спуститься обратно на землю и пойти на другой аттракцион. Ох уж эта гравитация, от нее одни проблемы.

Было еще одно место. Чуть не забыл рассказать вам о нем, хотя оно, скорее всего, приходится самым важным для меня.
Это место было домом моего дедушки, проживающего тогда в одной деревушке на холмистой местности. Как и полагается поступать с единственным ребенком в семье, меня отправляли туда на лето, но я вовсе не противился тому, что родителям требовалось на время избавиться от меня и разочарования в моих плохих оценках. У дедушки был красивый дом; деревянный, совсем крохотный, потому что он жил в нем один (бабушка умерла в девяносто первом), и кроме спальной койки и еженедельных газет пространство занимали рыболовные сети и всяческие снасти для рыбалки, вроде удочек и крючков. Помню, он всегда говорил мне: «осторожно, Чак, не проткни себе стопу, у них очень острые наконечники!», таким ворчливым голосом, а потом смеялся и щипал меня за щеку. У деда был низкий-низкий и глухой голос, от которого слова в его рту смешивались и путались, и иногда я его не понимал.
Дома у дедушки мне всегда было уютнее, чем в доме отца, который менял свое месторасположение каждые лет пять; по этой причине я никогда и не называл эти жилища с желтой от занавесок кухней и детской на втором этаже «своими». Но дедушкин дом, он был постоянным. Я приезжал туда, а он продолжать стоять точно на том же месте, где и стоял. Здесь время застывало: все так же трепались и путались в створках шторы во время грозы, все так же пахло спертостью и сушеными травами, из которых дед готовил различные настойки и приправы. С ним мы часто ходили на озеро, километров пять от дома, и я всегда ныл, что устал, и просил остановиться, а он — эта восьмидесятилетняя развалина — упрямо глядел вперед и твердил «не будь таким мямлей!». Честно говоря, мы не питали друг к другу тех теплых чувств, которые обычно питают старики к своим внукам, но мы оба ощущали взаимную потребность, никак не связанную с нами самими. Это было что-то, вроде... атмосферы. Затхлый дом с дохлыми мухами в углах подоконников, рыба, барахтающаяся в тазе и расплескивающая воду на пол. Я ходил на поляну неподалеку от деревни и срывал полынь, а потом он звал меня обедать похлебкой.
Что-то в этом было, понимаете? Что-то невыразительное, будто бы запрятанное внутри скрипящих половиц и вечерних посиделках на крыльце. И в писке комаров, и в ссадинах на коленях после езды на велосипеде. Во всем этом. Не могу объяснить.

@темы: приляг на колени и я стану тебе отцом, txt, found my home

04:23 

skeleton zoo - more various flavors of chip

социально неловкий

один —
темная комната, в которой не хочется засыпать; так и продолжаешь сидеть, внаглую пропуская все стадии сна. полночь проходит, час ночи проходит, второй час ночи проходит,
третий час еще услужливо предоставляет тебе последний шанс, который ты любезно отвергаешь и отходишь покурить, чтобы избежать этой неловко затянувшейся паузы. пережив ту фазу, когда нужно ложиться, просыпается назойливое желание что-то делать, куда-то идти, и параллельно с этим беспродуктивно сидеть на одном месте, откинув голову, просто поглощая сформированную атмосферу — запечатлеть, впитать момент, чтобы потом закрывать глаза и мысленно прокручивать в голове, когда все снова исчезнет.

один —
приглушенный чил-аут в темной комнате: единственный шум, нарушающий коллективное беззвучие вещей (молчит заправленная кровать, молчит помятое кресло-мешок на полу, молчит входная дверь). ничего и никого постороннего. один плюс неодушевленные предметы и спящий кот за спиной — возведенная в перфекцию формула гармонии и мира во всем мире. а раньше все казалось совсем безнадежным; но вот ты подвешен за шкирку где-то между чередой нервных срывов и полной оторванностью от беспокойств, и есть возможность, что тебе удастся выкарабкаться из этой расщелины, не ампутировав себе руку.

один,
выходишь на балкон и слушаешь предутренний щебет, хотя снаружи еще даже не начало светать. никто не спит за стенкой и некого будить; с непривычки еще ходишь на цыпочках и говоришь шепотом сам с собой. представляешь, что бы было, если бы это стало обыденностью. взвешиваешь:
вероятность свихнуться — 45 процентов,
вероятность обрести долгожданное спокойствие — 54
и один процент на то, что все останется, как прежде

один процент на то, чтобы оставить все, как есть

@темы: txt, found my home

URL
19:34 

социально неловкий
приношу трек и прилагающуюся к ней еженедельную программу «Байки из склепа».
«Gloomy sunday» — песня в варианте исполнения райской павы Билли Холидэй (потому что очень ее боготворю; на самом деле сочинитель — венгерский композитор Режё Шереш), в широких кругах известна как «песня венгерских самоубийц».
Начать следует с того, что сам автор — Шереш, покончил с собой, оставив предсмертную записку с упоминанием об этой самой песне, в которую «вложил все свои разочарования [моего] сердца, и, похоже, те, кто чувствовал что-то подобное, нашли в ней свою боль».
Выход композиции повел за собой целый град смертей:

в 1936 году будапештская полиция обнаруживает тело местного сапожника, в его предсмертной записке написаны слова из «Мрачного воскресенья».
двое молодых людей публично застрелились, слушая песню в исполнении цыганской группы.
несколько людей утопились в Дунае, сжимая в руках ноты композиции.
мужчина оставил предсмертную записку со словами песни и умер.
немец из концентрационного лагеря попросил скрипача сыграть эту песню, и вскоре его не стало.
в Великобритании была найдена женщина, отравившаяся барбитуратами; рядом с телом была найдена партитура «Мрачного воскресенья».
молодая девушка была найдена повешенной; рядом с телом была найдена нотная партитура песни Шереша.
парень из Берлина послушал песню «Gloomy Sunday», пришел домой и застрелился, потому что она была невыносимо грустной

и еще, как минимум, 17 смертей.

у меня вот возникло дичайшее чувство того, что я только что обрел себе друга по сердцу, который понимает без слов и разделяет совершенно всю мою печаль
ну почему эта песня не человек.




Gloomy Sunday, with shadows I spend it all
My heart and I have decided to end it all
Soon there'll be prayers and candles are lit, I know
Let them not weep, let them know, that I'm glad to go

Death is a dream, for in death I'm caressing you
With the last breath of my soul, I'll be blessing you

@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, чернь, чернь, просвещение твоего имени, free meds

16:31 

социально неловкий



Oh Mother, I can feel the soil falling over my head
And as I climb into an empty bed
Oh well. Enough said.
I know it's over - still I cling
I don't know where else I can go

Oh Mother, I can feel the soil falling over my head
See, the sea wants to take me
The knife wants to slit me
Do you think you can help me?

@темы: мальчики не плачут, this is my jam, free meds, do u want some depression?

22:36 

социально неловкий

Вымученные, выстраданные объятия переросли в ежедневно повторяющийся ритуал, каждый раз отражающий сам себя. Объятия — штука, которая ассоциируется с комфортом, взаимопониманием и чувством защищенности; но в ее случае это лишь попытка ухватиться за истертую, замызганную ниточку кровной связи. В ее случае, объятия — это преднамеренная асфиксия и скрюченные пальцы, впивающиеся в шею, дергающие за волосы на затылке, компульсивно наглаживающие вдоль лба. Это выжидающее пыхтение и нависание сверху, чтобы запрятать в своем креативном мешке со шнурками-руками. Это астматические вздохи над головой и немая мольба: «умоляю, умоляю, умоляю».
«Умоляю, будь мне хотя бы кем-то».

Умоляю, пожалуйста, будь материален, изобрази хоть какую-нибудь самую примитивную гримасу на своем закаменелом лице, дабы я могла знать, что я не призрак, что я не пустое место.
Она скребет по черепу своими обмякшими подстриженными ногтями и вжимается со спины до стеснения в легких: «Ты прощаешь мне все? Ты любишь меня? Говори же!». Это вымученные объятия, в первую очередь, для нее — объятия-обязательство, после которых, подушив свою жертву вдоволь, она заходит в ванную и уже привычно начинает истерику о том, что кто-то засорил раковину. Это выстраданные объятия, потому что она видит в них сплошную боль для себя самой: ее больше не прощают, ее больше не любят. Безрезультатное действо, совершаемое не столько от необходимости или чувства долга, сколько от слепой надежды на то, что однажды все изменится и вернется на круги своя. Слишком болезненно принять тот внезапно всплывший на поверхность факт, что ты больше не нужен.

@темы: головы на палках, txt

19:04 

социально неловкий


ВСТРЕЧА ЖИВЫХ МЕРТВЕЦОВ

В один из воскресных вечеров встречаются два живых мертвеца.

Один говорит: «Ты не можешь заботиться обо мне»
Другой говорит: «Ты не можешь волноваться обо мне»

Они пожимают друг другу руки и заходят в парк. Погода благоприятствует, нежарко и облачно; температура способствует прогрессирующему разложению. Первый мертвец пока гниет, второй мертвец уже крошится в костяной песок (на плечи его вельветового пиджака оседает белесая пыль). Сухой древесный гогот: оба рады состоявшемуся свиданию, встретиться с себе подобным мертвецом — редкое удовольствие.
От обоих горько воняет табаком.

Один говорит: «В моем горле першит»
Другой говорит: «Это оттого, что ты разлагаешься»

Они выходят из парка и сворачивают в безлюдный переулок. Смех постепенно затихает по мере увеличения их совместного времяпровождения. Первый и второй мертвец поделились последними новостями, обсудили планы на следующую неделю, поговорили о предстоящих похоронах (оба еще не захоронены, так как обоим не хватило средств даже на скромную могилку). С темами разговоров закончилась уверенность в надобности встречи; первый мертвец думает о том, что не в силах помочь второму; второй, в свою очередь, думает о том, что не в силах разделить горе и радости первого.

Первый говорит: «Мы еще увидимся»
Второй говорит: «Пора расставаться»

Мертвецы приходят к согласию насчет окончания прогулки и идут к метро. Метро — всегда много живых, но не мертвецов, а иногда попадаются такие же, как они, и тогда мертвецы провожают их взглядом. К тому моменту оба уже молчат; оба чувствуют неловкость и неприязнь, оба думают: «лучше бы не видеть его и дальше, чтобы создать видимость нашей нерушимой связи». Кто-то из них еще пытается пошутить, возвратить им утробную волну смеха, и тот, кто слушает, вежливо кивает ему и насильно кривит рот.
Они вместе доезжают до нужной станции. Первый мертвец, надеясь затеряться среди живых, машет второму на прощание; двери запаиваются перед его маленьким сгорбленным силуэтом, и механический голос сообщает: «Уступайте места инвалидам, пассажирам с детьми и беременным женщинам».

Уступайте места душевным инвалидам, пассажирам с детьми и беременным женщинам.

@темы: чернь, чернь, головы на палках, txt

URL
23:09 

социально неловкий
ах, ну да.

я сдал бы на права только ради того, чтобы взять отцовскую тачку и укатить на ней в закат, напевая песню Криса Айзека во всех ее вариациях
не подумайте ничего такого, текст не играет роли, я же не какой-нибудь романтик, мечтающий о своей непостижимой любви и рассказывающий туристам историю своего разбитого сердца вместо того, чтобы показать им на карте проезд к Пушкинскому музею («лучше-ка я покажу вам карту моих недолгосрочных и крайне болезненных отношений»).
просто эта мелодия так идеально вписывалась бы в ту наполовину вымышленную сцену, когда я выезжаю на пустующую трассу с темным от дождевой воды асфальтом и задумчиво курю в форточку, отбрасывая налипающие на лицо волосы и настукивая по рулю ритм: у «злой игры» явные подозрения на аритмию, на что мне намекает стук ее едва различимого пульса.

эта поездка была бы неким путешествием без конечной точки прибытия: ехать в полном одиночестве, выбраться из привычного течения жизни, уезжать отовсюду сразу. пространство, ограниченное скелетом автомобиля — особое место, где нет никаких чувств и никаких связей, такой особый мир внутри мира, в котором существуют только одиночки и музыка и не существует обрисованных целей и смысла. я бы попытался подобрать с обочины как можно больше автостоперов, уместить их в этот тесный мирок, чтобы помочь им оторваться от не имеющих должного значения вещей и личностей
- куда мы направляемся?
- мы направляемся как можно дальше отсюда

суть не в окончательном пункте, суть в самой дороге (а не заговорил ли во мне керуак?)
просто постоянно едешь вперед и следишь за тем, как полоса движения заползает под колеса.
вот и все


@темы: txt, found my home

14:25 

социально неловкий


Медленное течение времени: воронка моего существования мммедлллленнно закручивается вовнутрь, в свое собственное нутро. Настигает чувство застревания в вязи, в засасывающей массе обстоятельств и случаев, облепляющих каждый сантиметр тела. Я проживаю затянуто, проживаю крайне нехотя; растягиваю книги на несколько недель, растягиваю ускользающие мысли, продлеваю часы сна (вместо четырех — десять, вместо семи — восемь). Я распространяюсь на несколько километров в радиусе от своего первоначального естества — теперь нет меня, я постоянно растекаюсь в не охватываемом человеческими руками пространстве. Я не есть. Это ощущение болезненно походит на ощущение неполноценности: нет моих личных предметов, нет моего созидания. Все заимствуется, я заимствую себя из какого-то несуществующего времени, я стоически пытаюсь заполучить воссозданный в своем воображении образ, но он нанизывается на меня, а затем в одно мгновение трескается и распадается на частицы, слазит с меня, как ороговевшая кожа. Это навязанное чувство, что нет и никогда не было ничего моего. Были какие-то смешанные конструкции, были нагроможденные друг на друга проекции. Но в общем, в общем был один хаос, не составляющий полноценного единения. Реальность, от которой я пытаюсь скрыться, нещадно наваливается на меня своим колоссальным весом, вдавливает меня в себя. Реальность: беспорядочные склады тетрадей с не несущим никакого смысла содержанием, исписанных скачущим по синей строке почерком, покосившиеся полки и ящики, забитые детскими игрушками, сжатые комнаты, давящие на плечи и сковывающие горло невыбиваемой духотой. Реальность: неподходящая одежда, неподходящие люди, неподходящее поведение. Реальность «некуда-бежать-некуда-уйти». Все разобщено. Все разрозненно. И я даже не смею уповать на то, что в ней когда-нибудь наступит хотя бы видимость порядка и гармонии.

@темы: txt, there is no place for you

URL
21:56 

социально неловкий
19:24 

социально неловкий

@темы: free meds

18:04 

социально неловкий


В стиле старого доброго ультранасилия Энтони Берджесса жестоко и бессмысленно караешь самого себя: не спишь ночами, не завтракаешь по утрам, изнуряя себя голодом целый день, одеваешься не по погоде, режешь руки, режешь бедра, глубоко режешь сгибы локтей. Не доволен, не доволен собой — а где же обещанная тобою тебе поездка в Варшаву, а где письмо для сестры Кэт из Америки? Где законченные рукописи, где контракт с рекламной фирмой, где те новенькие светлые джинсы стрейч, которые ты обещал себе два месяца назад?

Где же твое будущее, милый?

Фраза «переделай» за последние полгода звучит неприемлемо часто. «Переделай эту работу». «Переделай то задание». «Переделай всю свою жизнь, она никчемна и никуда не годится». Возьми и переделай, разрушь до основания и сделай заново. Это самовозобновляющийся цикл: создание — отклонение — пересоздание. Ты делаешь что-то по новой, по новой, по новой, по новой, и это продолжается бесконечно, и каждый раз находится еще один изъян, еще одна неточность, еще одна погрешность. Сизиф и Тантал дружественно похлопали бы тебя по плечу и протянули бы носовой платок, если бы их руки не были заняты. И до тех пор, пока на свете не изобретен вечный двигатель, твои нервы изнашиваются, силы падают, смысл теряется. Ты деформируешь в ржавеющего робота и все чаще анализируешь себя, приходя к выводу, что оказался бесполезен в очередном деле, что тебе не удалось и это. Происходит внутренний диссонанс, с которым тебе не справиться: нет той цели, которая могла бы стать достигнутой.
Тогда для чего ты пытаешься снова?

@темы: txt, однажды тебе выпадет шанс пожить

URL
00:25 

социально неловкий

- Я категорически против этого. «День твоего рождения» — звучит довольно пафосно, до тех пор, пока не осознаешь, что не значишь в этом мире ровным счетом ничего, — тогда эта фраза начинает вызывать у тебя лишь панические атаки и неконтролируемые приступы рыданий. Что я сделал, чтобы люди радовались моему приходу в этот мир? Разве это вообще справедливо? Есть ли хоть один человек, который получает удовольствие от этого дешевого фарса с пожеланиями и подарками? В свой восемнадцатый день рождения я хотел только одного: поскорее сбежать из дома, забитого родственниками и друзьями, и просто сидеть на какой-нибудь крыше в о д и н о ч е с т в е. Я не имею ни малейшего желания отмечать дни рождения уже в своем возрасте, и не представляю, что ощущают люди, которые старше меня, скажем, лет на двадцать. «Дорогая Клементина, тебе уже стукнуло сорок три года, ах, этот гроб из ольхи с бархатной обивкой от меня, поздравляю!». Однажды ты перестаешь заботиться о гостях, о подарках в красивой обертке, о свечах на торте. Ты забываешь, сколько лет прожил. Думаешь только о том, сколько тебе осталось прожить. Какой смысл праздновать, если счастья это не приносит.
#
- В прошлый раз я попросил подарить мне байкерскую кожаную куртку. Что такого, скажете вы? Ну да, парень слегка заигрался в крутого перца на харлее дэвидсоне. Но, знаете, я ведь поддерживаю веганский образ жизни. Я подписываю петиции о защите прав животных. Я подбираю с улицы подбитых ворон и выброшенных кошек. А тут я беру и прошу у них купить мне куртку из телячьей кожи, чтобы носить ее на себе и думать о том, как с теленка эту кожу сдирали, каждый день. Дело в том, что я хотел, чтобы кто-нибудь умер в день моих именин. Я хотел хотя бы как-нибудь связать эту дату со смертью.
#
- Для меня любой праздник это некое испытание, которое надо просто вытерпеть и продолжать двигаться дальше. День рождения — самый нелепый из них. Мне как бы приходится ежегодно отмечаться в списке оставшихся в живых после катастрофы: о, вот уже двадцать пять лет, как я жива. Или: вау, очередной год прошел, и мне даже удалось не умереть.
#
- Помню, она подошла ко мне и спросила, что я хочу в подарок. Я ответил, что мне ничего не нужно, что мне все равно. Сказал: «Если ты так жаждешь этого, то можешь подарить деньги, чтобы успокоить свою совесть». Минут через пять она уже болтала с моей матерью и громко смеялась, вместе с ней. Она говорила: «Да он просто поссорился со своей девушкой, вот и не в настроении». Ага, именно так. Мы и правда в крупной ссоре, не разговариваем вот уже два года. Ее зовут Жизнь, я вас как-нибудь с ней познакомлю.
#
- Дни рождения? Зачем вообще всем так необходимо отмечать день, когда ты, орущий, сморщенный и обмазанный слизью вылез из чьей-то вагины? Чтобы каждый последующий день страдать и претерпевать свою ущербную жизнь, в надежде на светлое будущее, которое никогда не наступит? Да к тому же еще и напоминая себе об этом каждый год — срань господня, раскройте наконец глаза, да мы конченные мазохисты! Лично я считаю, что крайний срок — тридцать лет. Можно успеть влюбиться до тридцати, слетать на другой материк до тридцати, прочитать те книги, которые бы поддерживали бы в тебе жизнь до тридцати. Можно успеть попробовать все. А после — прострелить себе мозги в номере какого-нибудь замшелого отеля под любимую песню.

- Большое спасибо, Уилл. Замечательный тост. Джим, умоляю тебя, забери у него разделочный нож.



@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
16:05 

greaf - before your eyes

социально неловкий

Лес — единственное место, куда можно убежать. На время укрыться от ежедневных обязательств, от проблем, от своей семьи, от себя. Есть две границы между тем миром, где ты встаешь в семь утра, если получается, выпиваешь чашку зеленого чая, складываешь тетради в рюкзак и уезжаешь на автобусе, который простоит в пробке до девяти тридцати; и тем, где тебя оглушает всепоглощающая, непробиваемая тишина. Глаза не слезятся от выхлопов газа и ярких лучей, все вокруг одной затемненной буро-зеленой гаммы: однотипные рифленые стволы, кустарники с продолговатыми острыми иглами, мутные болотные лужи посреди тропинок, поваленные деревья, заросшие мхом. Дышится свободнее. И на минуту возникает желание остаться там навсегда, врасти в землю или обратиться в можжевельник, чтобы подпитываться от мокрой после осадков почвы. Спрятаться от всего света под ельником. Спрятаться от людей.

@темы: found my home, txt

URL

DEBRY

главная