• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: found my home (список заголовков)
18:58 

00 00

социально неловкий
Краткое введение в бессветное пространство: темнота защитит тебя от всего, что до сих пор существовало в природе.
Оступившись в темноте можно удариться о дверной косяк и наказать себя за что-либо совершенное когда-либо. В темной комнате ты зарываешься в еще более темном потоке мыслей, и чувств, и ощущений. Созидать темноту в квадрате, темноту в кубе. Слушать грустную музыку, но не приоткрывать губ чтобы соединиться с мелодией, дабы не нарушить границы темноты. В темноте можно никого не ждать, впервые осознав, что собственной компании в этом месте в это позднее время хватает на все это. В темноте нельзя увидеть своих расцарапанных ладоней и почувствовать, как сковывает глотку от чего-то, чего не ждешь. Здесь все идеальных холодных оттенков с превосходным сочетанием всего, и здесь можно спрятаться и скрыться. Здесь очень красиво, потому что ничего не видно — и это тоже превосходно. Здесь тихо. Здесь темно.



на полу корчится разлагающийся труп. помогите ему помогите ему помогите

@темы: do u want some depression?, found my home, дети ночи, мальчики не плачут, однажды тебе выпадет шанс пожить

URL
18:54 

социально неловкий


Вчера Джим пришел ко мне, ввалился в мою комнату, проигнорировав присутствие родителей, ужинающих на старенькой кухне, взбежав по лестнице в три секунды и оказавшись в моей личной зоне комфорта, сказав: «собирайся».

«Собирайся» — я, улыбнувшись ему мимолетно, распахнул бабушкин шкаф, доставшийся моей комнате после ее смерти, выгреб оттуда все свое барахло — майки, футболки, нижнее белье, черную кепку с надписью «never again», свои старые альбомы, свои старые виниловые пластинки, свои старые рисунки и рукописи, взяв минимум вещей первой степени нужды, и тогда он сказал: «знаешь, с этими твоими веснушками ты выглядишь так молодо, что я чувствую себя растлителем мимолетных, похищающего ребенка из его уютного гнездышка, в котором он должен бы вырасти, но теперь ему такого шанса не предоставится».


@темы: found my home, txt, я нашел красоту в этом гиблом месте

16:51 

социально неловкий
Я все еще помню такие места, да. Скатная крыша кораллового цвета (дом по соседству в том месте, где мы жили раньше), садовый закуток с городским фонтаном, где мы каждый день кормили голубей тыквенными семечками (мне было тогда лет восемь и я не заботился ни о чем, кроме игрушечной модели Супермарин Спитфайр VIII с акульей пастью на носу). Летний лагерь, куда меня отправляли на две недели в июле двенадцатого. В лагере я ощущал себя одним оборванцем из свиты Питера Пена — родители были в четырех часах езды, очень далеко, где-то в параллельной цивилизованной реальности, а я собирал сосновые шишки, мылся раз в неделю и карабкался по подвесным мостам, накрывающих паутиной небо над лагерем. Там, в лесу у речки, я был одним из потерянных детей, знаете, как в Повелителе Мух; у нас была своя размытая иерархия, строго ограниченное питание и палатки на четырех человек. Раньше я не думал, что такое возможно: забыть на какое-то время о школьной форме, о пресловутых походах в супермаркет и семейных ужинах, где каждому неловко и неуютно, но все считают своим долгом играть отведенную роль до конца и расспрашивать о том, как прошла неделя.
В любом случае, все эти места недолговечны, ты не можешь остаться в одном из них навсегда. Наверное, в этом и заключается вся их ценность. Они словно бы как одноразовый билет на колесо обозрения: садишься в кабинку и не спеша уплываешь туда, где увидишь нечто захватывающее и всеохватывающее; но после обязательно придется спуститься обратно на землю и пойти на другой аттракцион. Ох уж эта гравитация, от нее одни проблемы.

Было еще одно место. Чуть не забыл рассказать вам о нем, хотя оно, скорее всего, приходится самым важным для меня.
Это место было домом моего дедушки, проживающего тогда в одной деревушке на холмистой местности. Как и полагается поступать с единственным ребенком в семье, меня отправляли туда на лето, но я вовсе не противился тому, что родителям требовалось на время избавиться от меня и разочарования в моих плохих оценках. У дедушки был красивый дом; деревянный, совсем крохотный, потому что он жил в нем один (бабушка умерла в девяносто первом), и кроме спальной койки и еженедельных газет пространство занимали рыболовные сети и всяческие снасти для рыбалки, вроде удочек и крючков. Помню, он всегда говорил мне: «осторожно, Чак, не проткни себе стопу, у них очень острые наконечники!», таким ворчливым голосом, а потом смеялся и щипал меня за щеку. У деда был низкий-низкий и глухой голос, от которого слова в его рту смешивались и путались, и иногда я его не понимал.
Дома у дедушки мне всегда было уютнее, чем в доме отца, который менял свое месторасположение каждые лет пять; по этой причине я никогда и не называл эти жилища с желтой от занавесок кухней и детской на втором этаже «своими». Но дедушкин дом, он был постоянным. Я приезжал туда, а он продолжать стоять точно на том же месте, где и стоял. Здесь время застывало: все так же трепались и путались в створках шторы во время грозы, все так же пахло спертостью и сушеными травами, из которых дед готовил различные настойки и приправы. С ним мы часто ходили на озеро, километров пять от дома, и я всегда ныл, что устал, и просил остановиться, а он — эта восьмидесятилетняя развалина — упрямо глядел вперед и твердил «не будь таким мямлей!». Честно говоря, мы не питали друг к другу тех теплых чувств, которые обычно питают старики к своим внукам, но мы оба ощущали взаимную потребность, никак не связанную с нами самими. Это было что-то, вроде... атмосферы. Затхлый дом с дохлыми мухами в углах подоконников, рыба, барахтающаяся в тазе и расплескивающая воду на пол. Я ходил на поляну неподалеку от деревни и срывал полынь, а потом он звал меня обедать похлебкой.
Что-то в этом было, понимаете? Что-то невыразительное, будто бы запрятанное внутри скрипящих половиц и вечерних посиделках на крыльце. И в писке комаров, и в ссадинах на коленях после езды на велосипеде. Во всем этом. Не могу объяснить.

@темы: приляг на колени и я стану тебе отцом, txt, found my home

04:23 

skeleton zoo - more various flavors of chip

социально неловкий

один —
темная комната, в которой не хочется засыпать; так и продолжаешь сидеть, внаглую пропуская все стадии сна. полночь проходит, час ночи проходит, второй час ночи проходит,
третий час еще услужливо предоставляет тебе последний шанс, который ты любезно отвергаешь и отходишь покурить, чтобы избежать этой неловко затянувшейся паузы. пережив ту фазу, когда нужно ложиться, просыпается назойливое желание что-то делать, куда-то идти, и параллельно с этим беспродуктивно сидеть на одном месте, откинув голову, просто поглощая сформированную атмосферу — запечатлеть, впитать момент, чтобы потом закрывать глаза и мысленно прокручивать в голове, когда все снова исчезнет.

один —
приглушенный чил-аут в темной комнате: единственный шум, нарушающий коллективное беззвучие вещей (молчит заправленная кровать, молчит помятое кресло-мешок на полу, молчит входная дверь). ничего и никого постороннего. один плюс неодушевленные предметы и спящий кот за спиной — возведенная в перфекцию формула гармонии и мира во всем мире. а раньше все казалось совсем безнадежным; но вот ты подвешен за шкирку где-то между чередой нервных срывов и полной оторванностью от беспокойств, и есть возможность, что тебе удастся выкарабкаться из этой расщелины, не ампутировав себе руку.

один,
выходишь на балкон и слушаешь предутренний щебет, хотя снаружи еще даже не начало светать. никто не спит за стенкой и некого будить; с непривычки еще ходишь на цыпочках и говоришь шепотом сам с собой. представляешь, что бы было, если бы это стало обыденностью. взвешиваешь:
вероятность свихнуться — 45 процентов,
вероятность обрести долгожданное спокойствие — 54
и один процент на то, что все останется, как прежде

один процент на то, чтобы оставить все, как есть

@темы: txt, found my home

URL
23:09 

социально неловкий
ах, ну да.

я сдал бы на права только ради того, чтобы взять отцовскую тачку и укатить на ней в закат, напевая песню Криса Айзека во всех ее вариациях
не подумайте ничего такого, текст не играет роли, я же не какой-нибудь романтик, мечтающий о своей непостижимой любви и рассказывающий туристам историю своего разбитого сердца вместо того, чтобы показать им на карте проезд к Пушкинскому музею («лучше-ка я покажу вам карту моих недолгосрочных и крайне болезненных отношений»).
просто эта мелодия так идеально вписывалась бы в ту наполовину вымышленную сцену, когда я выезжаю на пустующую трассу с темным от дождевой воды асфальтом и задумчиво курю в форточку, отбрасывая налипающие на лицо волосы и настукивая по рулю ритм: у «злой игры» явные подозрения на аритмию, на что мне намекает стук ее едва различимого пульса.

эта поездка была бы неким путешествием без конечной точки прибытия: ехать в полном одиночестве, выбраться из привычного течения жизни, уезжать отовсюду сразу. пространство, ограниченное скелетом автомобиля — особое место, где нет никаких чувств и никаких связей, такой особый мир внутри мира, в котором существуют только одиночки и музыка и не существует обрисованных целей и смысла. я бы попытался подобрать с обочины как можно больше автостоперов, уместить их в этот тесный мирок, чтобы помочь им оторваться от не имеющих должного значения вещей и личностей
- куда мы направляемся?
- мы направляемся как можно дальше отсюда

суть не в окончательном пункте, суть в самой дороге (а не заговорил ли во мне керуак?)
просто постоянно едешь вперед и следишь за тем, как полоса движения заползает под колеса.
вот и все


@темы: txt, found my home

16:05 

greaf - before your eyes

социально неловкий

Лес — единственное место, куда можно убежать. На время укрыться от ежедневных обязательств, от проблем, от своей семьи, от себя. Есть две границы между тем миром, где ты встаешь в семь утра, если получается, выпиваешь чашку зеленого чая, складываешь тетради в рюкзак и уезжаешь на автобусе, который простоит в пробке до девяти тридцати; и тем, где тебя оглушает всепоглощающая, непробиваемая тишина. Глаза не слезятся от выхлопов газа и ярких лучей, все вокруг одной затемненной буро-зеленой гаммы: однотипные рифленые стволы, кустарники с продолговатыми острыми иглами, мутные болотные лужи посреди тропинок, поваленные деревья, заросшие мхом. Дышится свободнее. И на минуту возникает желание остаться там навсегда, врасти в землю или обратиться в можжевельник, чтобы подпитываться от мокрой после осадков почвы. Спрятаться от всего света под ельником. Спрятаться от людей.

@темы: found my home, txt

URL
21:35 

социально неловкий

Хочу уехать с тобой на море, где мускусные волны лизали бы наши стопы, оставляя мокрый поцелуй на коже. Вода, будто парное молоко, окунешься с головой и не простудишься; мы будем носить одни и те же шорты, одни и те же майки, одно и то же умиротворенное выражение на лице. Соль забьется мне в ноздри и в легкие, я чуть не захлебнусь, едва не захлебнусь, переполненный чувством всеохватываемой защищенности. Оно пронзит меня насквозь, просочится в поры, прольется в артерии, обогнет каждое ребро. Я зароюсь в теплый песок руками и пропущу его сквозь пальцы, говоря о том, что наше с тобой время никогда не утечет. Ты будешь называть газированный лимонад кровью солнца, которую оно выцедило специально для нас в граненые стеклянные бутылки. Будет много улыбающихся лиц вокруг, которые непременно начнут тревожить, и тогда мы уйдем подальше, как волчьи дети, не знающие приюта среди людей. Мы пойдем вдоль по песчаным скалам, утопая в южной почве по колено, мы устанем идти и уснем под блестящими звездами, прямо там, на земле. Хочу сбежать на море с тобой, чтобы увидеть, как твои косы деформируются в два огненных факела, и ты становишься верховным жрецом культа пламени, который подарит мне два святых прикосновения: к темени и к диафрагме.
Стоя там, в васильковой воде, я и ты заключим обет молчания и будем хранить его вплоть до последнего дня наших каникул. Мы не произнесем ни слова, изъясняясь между собой на Амслене и азбуке Морзе. Очень скоро я забуду твой голос, и ты забудешь мой.

«МЫ» исчезнем,
«МЫ» обезличимся,
«МЫ» сольемся с атмосферой и растечемся в ней.

Мы рассыплемся в песок и запутаемся в волосах смуглой кареглазой девушки, гуляющей на побережье. Разотремся по ее подушке, пахнущей оливковым маслом и разовьемся по полу, когда она, задорно хохоча, упадет и широко раскинет руки.
А после стечем по водостокам, прямиком в море, там расщиплемся в волнах, и будем целовать загорелые детские стопы.




@темы: found my home, txt

18:59 

социально неловкий


Хочу убежать как можно дальше, на север, где сбережений хватило бы на маленький домик, одиноко стоящий на обрыве, с прямоугольными грубыми окнами, выходящими на холодное море. Быть там, где маленькое замкнутое общество незаинтересованных во внешнем мире личностей с их небольшими ячейками-семьями, равноудаленными друг от друга убежищами. Можно было бы навещать их время от времени, садиться у камина и играть с их шестилетними детьми, слушать легенды местных земель, грея руки после пребывания на холодном воздухе. А потом истоптать вдоль и поперек все тропинки и дороги, подниматься на холмы, теряться в непроходимых лесах, запомнить наизусть все засечки на многовековых деревьях. По вечерам сидеть за тетрадями, заварив чай на травах, и слушать новости по радио, чтобы убеждаться, что не зря проделал весь этот путь и возвращаться больше незачем. Летом заделывать прорехи на крыше и мастерить столик на веранду, собирать полевые цветы и ездить за продовольствием с соседом, у которого есть машина с прицепом, далеко в крохотный городок, находящийся в нескольких километрах от дома. Называть это место своим домом и найти пристанище на Земле, не причинять никому зла и не давать лишних надежд. Шить себе безразмерные вещи, не красивые и не уродливые, просто, чтобы носить их много-много лет. Подрабатывать в пустующем пабе, наполняющимся жителями ближе к девяти вечера, которым не терпится рассказать друг другу о том, как они провели еще один мирный день. Плохо знать местный язык, но знать, что тебя все и без слов понимают, что никто не взглянет на тебя: «чужак» и не отнимет руки, отворачиваясь.
Спустя несколько лет зеленые равнины и шум северных волн начнет нагонять тоску, и тогда можно полететь куда-нибудь ближе к экватору, чтобы проваляться несколько дней на пляже и посетить местные выставки. Намеренно не возвращаться в то место, где жил раньше, чтобы не тревожить прошлое, ведь теперь ты совершенно новый человек, заново родившийся ребенок, который закрывает себе глаза ладонями и не желает видеть плохие вещи. Там, у экватора, не забыть накупить побольше любимых пластинок и кассет для магнитофона, чтобы потом, приехав обратно, их хватило до следующей поездки, так что следовало слушать их не слишком часто, по большей части проводя время в тишине и сочинении собственных мелодий. Создать в этой тишине столько нового, вылить всю копившуюся десятками лет энергию в новые вещи, посвятить себя этим вещам, чтобы из года в год смотреть на них и думать, что оставляешь после себя много полезного и нужного. Не важно, что будет после твоей смерти, ведь ты посвятил себя чему-то и, возможно, кто-нибудь когда-нибудь приедет в твой уже пустующий дом на окраине мира, и он будет держать в руках твое творение, и он мысленно поблагодарит тебя за него.




@темы: found my home, я нашел красоту в этом гиблом месте

22:01 

социально неловкий

"Why can't you be like the Happy Prince?" asked a sensible mother of her little boy who was crying for the moon. "The Happy Prince never dreams of crying for anything."
"I am glad there is some one in the world who is quite happy," muttered a disappointed man as he gazed at the wonderful statue.

@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, found my home

URL

DEBRY

главная