• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мальчики не плачут (список заголовков)
13:59 

why i don't even miss you

социально неловкий


должно быть, со стороны это выглядит странным — то, как легко люди уходят от меня, и то, насколько быстро я отвыкаю от них
для меня это - дело привычки, уже что-то до смешного знакомое. когда разрываешь гардероб, чтобы достать поношенную футболку, которую часто носил давным-давно, или находишь сломанную шкатулку в чулане, восклицаешь, качая головой: "где-то я уже это видел!". похожее чувство.
можно было бы назвать это защитной реакцией; произошло нечто, что закалило мои нервы, сделало более стрессоустойчивым — некий острый пик, которого я достиг и теперь спускаюсь вниз, неторопливо переводя дух. можно было бы назвать это эгоизмом, но на самом деле эгоисты нуждаются во внимании, а для меня оно оказалось не столь важным и значительным. привыкший к собственной компании, отвыкший от понятий "любовь" и "дружба". с каждым годом все прозаичнее и прозаичнее. ставлю пять баксов на то, что к своим семидесяти я и вовсе буду смеяться над этой нелепой зацикленной ситуацией, повторяющейся снова и снова, как над старым анекдотом, смысл которого понимаю только я. все в порядке, и мне не жалко.
вот только немного не ясно — что нужно было сделать, что сделано, а что не сделано, ведь мне никогда ничего не объясняют

@музыка: raised by swans - violet light

@темы: мальчики не плачут, there is no place for you

11:43 

социально неловкий


Поколение Бруно оказалось чрезмерно пугливым и грустным — худенькие девочки и закрытые мальчики плакали, подставляя лицо к свету, чтобы их слезы осушило теплое солнце.

Как-то раз он распечатал листовки и наклеил их поверх старых объявлений на стены соседних домов и школы. Листовки поблекли от жидкого клея и были испещрены вздувшимися пузырями из воздуха, листовки гласили «SAD PEOPLE CLUB», ниже адрес, ведущий в комнату Бруно; он ждал, когда такие же подростки, как он сам, откликнутся и навестят его, чтобы поговорить о том, что для них так важно и непостижимо. Бруно долго тренировался перед зеркалом: понимающе кивнуть, помолчать с задумчивым видом и держать себя в руках, когда кто-то заплачет. Но никто не пришел. Никто не откликнулся. Поколение Бруно было слишком замкнутым, чтобы откликнуться. Слишком кукольным, чтобы выдать свои страхи. Каждый сидел перед зеркалом и представлял. Вот поникшая улыбка. Вот невесомое касание волос у виска. Вот скованные руки, скрестившиеся друг с другом.

Клуб открыт, приходите все.
Клуб открыт, приходите.

@темы: мальчики не плачут, txt

URL
18:58 

00 00

социально неловкий
Краткое введение в бессветное пространство: темнота защитит тебя от всего, что до сих пор существовало в природе.
Оступившись в темноте можно удариться о дверной косяк и наказать себя за что-либо совершенное когда-либо. В темной комнате ты зарываешься в еще более темном потоке мыслей, и чувств, и ощущений. Созидать темноту в квадрате, темноту в кубе. Слушать грустную музыку, но не приоткрывать губ чтобы соединиться с мелодией, дабы не нарушить границы темноты. В темноте можно никого не ждать, впервые осознав, что собственной компании в этом месте в это позднее время хватает на все это. В темноте нельзя увидеть своих расцарапанных ладоней и почувствовать, как сковывает глотку от чего-то, чего не ждешь. Здесь все идеальных холодных оттенков с превосходным сочетанием всего, и здесь можно спрятаться и скрыться. Здесь очень красиво, потому что ничего не видно — и это тоже превосходно. Здесь тихо. Здесь темно.



на полу корчится разлагающийся труп. помогите ему помогите ему помогите

@темы: do u want some depression?, found my home, дети ночи, мальчики не плачут, однажды тебе выпадет шанс пожить

URL
15:26 

социально неловкий



Finished in a frenzy that reminded me of our last night in Cambridge. Watched my final sunrise. Enjoyed a last cigarette.
Didn’t think the view could be any more perfect until I saw that beat-up trilby. Honestly, Sixsmith, as ridiculous as
that thing makes you look, I don’t believe I’ve ever seen anything more beautiful. Watched you for as long as
I dared. I don’t believe it was a fluke that I saw you first. I believe there is another world waiting for us,
Sixsmith. A better world, and I’ll be waiting for you there. I believe we do not stay dead long.
Find me beneath the Corsican stars, where we first kissed.
Yours eternally,

@темы: мальчики не плачут, free meds, do u want some depression?

17:50 

Поль\Артюр

социально неловкий

[Гамма №2101]


Прострели мне руку
Прострели мне сердце

Не человек — сатир, и не безумный — помутившийся рассудок,
зеркала разбивались от твоего скупого взгляда, кровати прогибались от твоей немощной плоти. Ты дрожал в оковах
ты дрожал, вспоминая кровь, сочащуюся из моей ладони.
Прострели мне душу.

В тебе не было жизни, и чтобы жить, ты высасывал ее из других. После поцелуя — соленые гранатовые капли на губах: сущность твоей вурдалаческой жажды, твоя собственная сущность
Стихи вскормлены чужими соками, глаза мокры от перенасыщения снедью, которая сочится наружу. Я с тобой — две волны, шествующие следом; мы оба солоны и пенисты, перегоняя друг друга
ты нырнешь вперед, и я смою тебя, нахлынув сверху и смешав с морским песком.
я выпрыгну вперед, и ты скроешь меня под своей тяжелой водой, горчащей глотку и захлебывающей легкие.

Ты пожиратель тел, обгладывающий души до костей и выбрасывающий их истощенных как помои. Ты каждого любил своей уродливой любовью.
И спящий ребенок в тебе нянчил меня, а я нянчил его меж своих чресел. Я танцевал с ребенком на побережье, пил с ним до беспамятства, чтобы смотреть в его глупые пьяные глаза, в его пьяное лицо, скованное несвободой. Ты любил меня своей мерзкой несвободной любовью. Я не любил тебя,
а я любил
твою любовь
к себе.

И ужас не забудь дней, сердце истомивших:
Зла — всюду, и Уродств — везде, на всех путях;
Политики позор и стыд Любви, заливших
Потоками чернил кровь на своих руках.

@темы: dear torturer, мальчики не плачут

22:12 

new OTP

социально неловкий

Hadrian|Antinous

O hands that once had clasped Hadrian's warm hands,
Whose cold now found them cold!
O hair bound erstwhile with the pressing bands!
O eyes half-diffidently bold!
O bare female male-body such
As a god's likeness to humanity!
O lips whose opening redness erst could touch
Lust's seats with a live art's variety!
O fingers skilled in things not to be told!
O tongue which, counter-tongued, made the blood bold!

Antinous is dead, is dead for ever,
Is dead for ever and all loves lament.

Fernando Pessoa, «Antinous»

@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, приляг на колени и я стану тебе отцом, мальчики не плачут, free meds

20:26 

социально неловкий



- Порой мне кажется, что меня насильно оторвали от кого-то; вроде того, как родители принуждают ехать к родственникам на каникулах, в то время как тебе хочется играть с друзьями во дворе и быть там, где тебе действительно хорошо, где ты взаправду чувствуешь себя счастливым. Я словно в той далекой поездке, смотрю в окно из поезда за тем, как потраченное впустую время катится назад, и я не могу нагнать его. Вместо того, чтобы сидеть в купе, я мог бы жить жизнью, которую у меня отняли (не знаю, кто, не знаю, когда). Допустим, я мог бы летать в Прагу и фотографироваться с Джекки на фоне игрушечных домов с одинаковыми крышами цвета жженого кирпича, по ночам курить с ней на обшарпанных балконах съемных номеров. Или, скажем, ездить с Питом и Карлом на пикники за город, валяться в грязи, выпивать и орать в ночное небо песни, нарочно перевирая всю лирику. Это словно — было время, было место, там, где все было по-другому, где и сам я был добрее и умел ценить близких. Был кто-то, кто слушал меня. Были те, с кем я забывал о неоправданных обязательствах, обо всех проблемах, обо всех бедах. Я смотрю в их глаза, и не вижу ничего, кроме любви и беззаботности; я слушаю их разговоры, и в них нет ничего, кроме правды и беззаботности. Они были со мной с рождения, были такими же, как я. У меня не было родителей, не было семьи: точнее, они и были моей семьей. Но я не знаю, где искать их теперь. Меня увезли от этого, так далеко, что я никогда больше не смогу туда вернуться. Такое неподдельное, выразительное ощущение. Иногда я даже чувствую эту тоску по вымышленным людям. По событиям, которые никогда и не происходили.

@темы: приляг на колени и я стану тебе отцом, мальчики не плачут, txt

URL
16:31 

социально неловкий



Oh Mother, I can feel the soil falling over my head
And as I climb into an empty bed
Oh well. Enough said.
I know it's over - still I cling
I don't know where else I can go

Oh Mother, I can feel the soil falling over my head
See, the sea wants to take me
The knife wants to slit me
Do you think you can help me?

@темы: мальчики не плачут, this is my jam, free meds, do u want some depression?

17:40 

социально неловкий

Почему ты плачешь, Арни?
Почему ты плачешь?

Вытри слезы, будь взрослее. Это всего лишь царапина, заживет через три дня. И сходи умойся, твое опухшее лицо ужасно. Не трогай мои вещи, ни к чему не прикасайся, но можешь присесть на диван. Я приготовлю кофе, ты любишь кофе? Не важно, выпьешь вместе со мной. Плевать на твое давление, от одной чашки ничего не случится. И прекрати реветь, черт побери, ты просто омерзителен. Хочешь, чтобы я пожалел тебя? Хочешь, чтобы я усадил тебя на коленки и укачал. Может, почитать тебе сказку, спеть колыбельную? Соску, слюнявчик, что? Ответь мне. Давай же, смелее, не стесняйся.

Почему ты молчишь, крошка?
Почему ты молчишь?

Когда ты говоришь, твой слабый голос раздражает меня, но твое молчание раздражает еще сильнее. В чем дело, я нажал на синяк? Ничего страшного, сойдет через три дня. Посмотри, как красиво он смотрится на твоей бледной коже, разве нет? Так даже лучше, Арни. Тебе идет. Не моя вина, что ты начинаешь слишком громко кричать. Ты прекрасно знаешь, что я не люблю, когда ты кричишь, да же? Смотри на меня. Это не моя вина.

Почему ты трясешься, милый?
Почему?

Давай сходим на танцы, я куплю тебе виски. Ты плохо переносишь алкоголь, так что одного бокала хватит вполне. Я раскружу тебя по площадке, переберемся через школьную ограду и поваляемся на стадионе. Сегодня можешь остаться у меня. Но спи в гостиной, я ненавижу, когда ты дышишь мне в шею и потеешь во сне. Все постельное белье промокает насквозь из-за тебя. Из-за тебя, Арни, и как я только терплю тебя, скажи? Жалкого, сопливого слабака. Ну иди сюда, не бойся. Иди же, я обниму тебя. Успокойся. Дыши глубже. Сегодня останешься здесь. Останешься со мной, только ты и я.

Ты и я.


@темы: мальчики не плачут, txt

13:39 

социально неловкий




Today a part of me has died. And I can not cry for I have forgotten all synonyms of «sadness». Now all I can do without you is replace you.




@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, мальчики не плачут, free meds

20:15 

социально неловкий
19:13 

социально неловкий
Какое-то время, это было очень давно, я имел при себе такого эгоцентричного мальчика, с собственным именем и возрастом, с выражением моих самых нечеловеческих и человеческих качеств. Он уютно расположился у меня под ребрами и целыми днями только и делал, что валялся, пил чай и курил, будучи довольно ленивой персоной. Его жизнь не была моей жизнью, его мысли были мыслями того, кто наблюдал со стороны и воровал чужие чувства. Вспоминая о нем теперь, я ловлю себя на том, что до сих пор не могу осмыслить некоторых монологов и провести смысловую связь. И это кажется очень странным.
Иногда он оберегал меня, выступал в качестве того щита, заслоняющего меня от самого себя. Потому что я однажды подумал: «эй, а почему бы мне не проецировать на него все свои сомнения и ненависть? и как мне раньше-то эта мысль не приходила, я таки гребанный гений». И этот мальчик самодовольно усмехнулся, поскреб изнутри и сказал, что он окажется куда умнее и циничнее меня в этом вопросе.
И потом, в какую-то неопределенную дату, взял и умер, не в силах перенести моих душевных противоречий.
А у меня даже не было его тела для захоронения.
Как ни крути, из меня вышел дерьмовый эксплуататор.

Так о чем я. Если бы он увидел меня сейчас, совершенно случайно, то даю голову на отсечение, он принялся бы выдирать свои светлые волосы и кричать: «Что с тобой произошло?! В кого ты, мать твою, превратился?!». И я бы спросил в ответ: «Действительно, в кого?»



«...слабость в жалобе о самом себе, а не о проблемах, с кем-либо связанных. мнение мое — проблема во мне, вечная, несконча­емая, то есть, проблема в том, что я ПОНИМАЮ, что все эти слова — сущая правда, вот отчего я так низок, вот отчего я впал в пожизненную трясину с пожизненными депрессиями и суждениями о самом себе»

«...знаешь, наверное, я умею читать твои мысли, напрямую, а скорее, их можно просто услышать, ты ненависти своей не скрывала
ты не выдерживаешь этого пафосного, низкого, злого, независимого, из­балованного взгляда, а я смотрю на тебя»

«я представляю всевозможные вариации выходов из этого никуда, из этой тоски, из этих потерь, однако в мыслях только аналогичные потери»

«...ты просто хочешь пропустить,
или начать все заново,
или как-то исправить ситуацию,
но
это невозможно. не потому, что, как по обыкновению бывает, ты боишься,
или тебе не хочется ввязываться, а потому, что это не зависит от тебя.
и так получается, ты опускаешь руки.
ты, вечно сильный,
свободный в выборе, и сейчас тебя так тяготит эта самая свобода.
и ты уже не можешь выразить словами свое состояние, и говоришь, и пишешь что-то несвязное и эгоистичное,
ты хочешь молчать»


@темы: мальчики не плачут

URL
14:01 

социально неловкий
Знаешь ли ты, что я страдаю от недосыпания? Что я не в состоянии работать, не в состоянии учиться, что я не в состоянии соображать, что я выхожу на улицу и просто не понимаю, что происходит вокруг меня, потому что мне мерещатся странные вещи вместо проезжающих машин и проходящих людей? Кожа под моими глазами пожелтела и потемнела, знакомые говорят, что я похож на труп наркомана, найденного на помойке в гармонирующей с ним куче отбросов. И давай не будем акцентировать внимание на их удивительном таланте давать сравнительные характеристики, давай ты посмотришь на меня и скажешь, что они чертовски правы. Давай ты хотя бы раз в своей жизни трезво взглянешь на меня. Без тщетных попыток сделать мне сомнительный комплимент, без лишних касаний и несвязной речи заплетающимся языком.

Мы завязаны в один клубок циклически повторяющихся обстоятельств, где каждый ревностно выполняет свою функцию, как будто не существует другой альтернативы. Ты звонишь снова, а я снова поднимаюсь и еду за тобой. Ты будишь меня, а я не кричу на тебя за то, что ты вновь прерываешь мой сон. Станешь ждать меня у входа в тот самый паб – двадцать минут на машине, тридцать пять минут пешком, если сокращать путь через переулки. Развалишься на грязной дороге, непременно навернешься на последней ступени и упадешь в лужу, пачкая новое пальто и разбивая колени. Прохожие подумают, что ты очередной бездомный, околачивающийся в надежде выпросить денег на выпивку, и набросают тебе в карманы монет, каждый раз морщась и закрывая нос ладонью. Тебя вывернет в клумбу под окнами паба, сплюнешь и начнешь долго хохотать над самим собой и своим скотским состоянием.

Приеду я и протяну тебе руку, чтобы помочь подняться. Ты потянешься за поцелуем в щеку, а я отвернусь и поволочу тебя к авто, на что ты будешь сопротивляться и просить меня посидеть с тобой и выпить еще виски. И я постараюсь сделать все, чтобы показать тебе, как это все меня задрало, я буду тащить тебя быстрее и буду тыкать тебя в бок, я буду ругаться не переставая, пока ты смеешься и просишь прощения. Но все это будет напрасно, потому что ни я, ни ты не поверим этому фарсу. И я, и ты слишком хорошо знаем, что моя чересчур наивная любовь к тебе позволит тебе напиться еще не раз, и заставит меня приезжать за тобой. Снова. Снова. И снова. До тех пор, пока твоя печень не откажет, а мне не оторвет ноги.

Вернусь в квартиру, но уже с тобой. Умою и уложу на кровать, а сам отправлюсь спать на диван, и ты как обычно приползешь в гостиную и будешь долгие полчаса уговаривать меня лечь с тобой, просто из врожденной вредности, не из-за того, что я так нужен тебе. Не смогу уснуть, глядя на тебя, и проваляюсь, рассматривая собственную комнату, в раздумьях о том, зачем, мать твою, я все это делаю, зачем мне ты и что говорить завтра, глядя тебе в глаза.
Наутро я признаюсь, что устал, а ты начнешь вымаливать прощение и прижиматься лбом к моему виску, пытаясь меня переубедить в моих же чувствах. Но я скажу, чтобы ты уходил. И ты будешь хватать меня за руку и уверять, как сильно я тебе нужен, но я скажу, чтобы ты уходил. И ты вцепишься в меня и будешь трясти, вдавишь в стену и скороговоркой станешь объяснять все просчеты с твоей стороны, много раз повторишь «пожалуйста». Я разозлюсь, побросаю твои вещи в дорожную сумку – несколько несвежих футболок, джинсы, пластинки, наши совместные фото, – вышвырну за дверь и скажу, чтобы ты уходил и не возвращался.

И ты уйдешь и не вернешься.

@темы: мальчики не плачут, txt, do u want some depression?

URL
20:19 

Джордж\Джим

социально неловкий
«Одинокий мужчина» — фильм, слепленный из красоты темноволосых мужчин, нарастающей контрастности и слез, слез, слез.


[Гамма №1754]

Мой дом пуст без тебя.
Моя постель пуста без тебя.
Мои дни пусты без тебя.

Ты был слишком вездесущ, чтобы я смог куда-нибудь деться от тебя. От твоих вымоченных в травяном соку глаз. От твоих навязчивых пальцев, которые цеплялись, цеплялись, цеплялись за меня. От твоей неподражаемой недоулыбки, от твоего сияющего лица по утрам – как безмозглый мальчишка, улыбался, едва успев проснуться, и совсем не успев потянуться и размять затекшие от продолжительного пребывания в одной позе мышцы.
Ты заполонил собой все мои миры, внутренний и внешний, ты выкинул из них необходимые воспоминания о детстве, о бывших друзьях, о первом поцелуе – теперь я помню только первый поцелуй с тобой. Ты застал меня врасплох, потому что знал, что я боюсь и избегаю людей еще до официального знакомства. Ты ввязался в мой монолог и начал командовать:
Ровно в два двадцать ты откроешь глаза и вспомнишь обо мне
Ровно в четыре тридцать пять ты побежишь к городскому телефону и начнешь названивать мне, мысленно моля о том, чтобы я не ответил
Ровно в семь ноль восемь ты подбежишь ко мне на улице и дойдешь со мной до остановки
Ровно в десять четырнадцать ты осознаешь, что больше не проживешь без меня ни минуты.

Я был слишком стар, чтобы влюбляться в тебя.
Ты был слишком молод, чтобы влюбляться в меня.
Мы были слишком инфантильны, чтобы позволить себе влюбиться друг в друга.

Смотреть на тебя, я помню каждый изгиб твоего тела. Каждую косточку, каждую родинку, где кожа мягче, где грубее. Помню созвездие цвета кофе с молоком на твоей спине. Помню вибрацию твоего голоса, когда ты смеялся. Помню твой запах: свежий, яркий, заросли люпинов в огромном поле.
Помню твое ребячество, твою роль сыночка, за которым я должен был следить и поить из бутылочки, пока няня в отпуске. Ты был пробуждением, ты был жизнью;
Эти шестнадцать лет мне было шестнадцать с тобой.

Ты называл меня стариком, старпером, дедулей, дядей при посторонних, после чего тихо заигрывающе смеялся, слегка откидывая голову назад. Ты жил мечтами: смотрел красивые фильмы про любовь («Завтрак у Тиффани», «В джазе только девушки», «Лолита» – ты находил в нем некое сходство), пел песенки моряков, игрался с нашими собаками в саду, пока я тихо деревенел за проектами и еженедельными газетами. Ты хохотал над «Психо», когда я нервно сжимал твою руку и просил успокоиться, вытирая пот со лба. А я робел, глядя на тебя, робел, как первоклассник у доски, я не мог найти в себе хотя бы что-то, что помогло бы мне встать перед тобой и не ослепнуть. Я стеснялся этой разницы между нами, разницы в несколько долгих, бесконечно длящихся лет, и я бежал в надежде перегнать их течение, а перегонял ты меня.
Мы читали разные книги. Мы общались с противоположными характерами. Ты рвался в океан, плавать по волнам и биться о скалы, я же тянулся к суше, к делам и уюту, в свой распланированный график на этот понедельник.
Мне, будто бы эхом, твердят: «переживи», «забудь», «переживи», «забудь».
Но я не в силах забыть.
Я не в силах забыть.

Твои теплые губы, сшитые из розового бархата, которые целовали мои щеки, мой лоб, мой рот, ставили на мне свои красивые печати. Твои теплые руки, обнимающие меня со спины, обнимающие за плечи, обнимающие за шею. Твой теплый голос, заползающий внутрь меня, диктующий пульс в моих висках – стук-стук-стук-стук – вызывающий маленький сердечный приступ и стремительное вознесение ввысь.
Я часто ругал тебя за безрассудство; ты любил хвататься за мою руку прямо посреди улицы, или высовываться из окна мерседеса, когда я вел на полной скорости. Ты имел привычку оставлять мне записки на кухонном столе, на прикроватной тумбочке, на полке под зеркалом ванной: роспись и невидимый поцелуй внизу листка. Ты недолюбливал детей, потому что не хотел делить меня ни с кем, и безмолвно злился, когда я улыбался восьмилетним девочкам в нежно-лиловых платьях. Но ты не умел как следует злиться. Ты был чересчур добряк. Ты был чересчур любвеобилен.

Ты был совершенен.
А потом ты ушел.

И я потерял связующую нить между мной и жизнью.
Между мной и всеми людьми.
Я потерял смысл доживать оставшийся день.
Не стало тебя, и каждый метр в нашем доме превратился в зияющую пустоту: место в постели у окна с правой стороны, стул с противоположного конца стола, половина платяного шкафа, кофейные столики, полки холодильника, софа в гостиной. И мир стал слишком огромен для одного меня. И я потерялся в этом пространстве, в незаканчивающейся вечности. И мне стало душно.
Не нашлось другой альтернативы, кроме как оплакивать тебя. Пить и оплакивать тебя. Пить и ходить мертвым среди живых. Я не помню других имен, кроме твоего. Я не помню других песен, кроме твоих. Я не помню и не желаю помнить ничего, кроме тебя. Я упьюсь тоской по тебе, потому что сначала я существовал для того, чтобы жить с тобой, а теперь я существую для того, чтобы жить с горем потери тебя.

Небеса плакали в день, когда я узнал о твоей смерти.

1962

@темы: мальчики не плачут, do u want some depression?, dear torturer

18:17 

социально неловкий
URL

DEBRY

главная