• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: there is no place for you (список заголовков)
13:59 

why i don't even miss you

социально неловкий


должно быть, со стороны это выглядит странным — то, как легко люди уходят от меня, и то, насколько быстро я отвыкаю от них
для меня это - дело привычки, уже что-то до смешного знакомое. когда разрываешь гардероб, чтобы достать поношенную футболку, которую часто носил давным-давно, или находишь сломанную шкатулку в чулане, восклицаешь, качая головой: "где-то я уже это видел!". похожее чувство.
можно было бы назвать это защитной реакцией; произошло нечто, что закалило мои нервы, сделало более стрессоустойчивым — некий острый пик, которого я достиг и теперь спускаюсь вниз, неторопливо переводя дух. можно было бы назвать это эгоизмом, но на самом деле эгоисты нуждаются во внимании, а для меня оно оказалось не столь важным и значительным. привыкший к собственной компании, отвыкший от понятий "любовь" и "дружба". с каждым годом все прозаичнее и прозаичнее. ставлю пять баксов на то, что к своим семидесяти я и вовсе буду смеяться над этой нелепой зацикленной ситуацией, повторяющейся снова и снова, как над старым анекдотом, смысл которого понимаю только я. все в порядке, и мне не жалко.
вот только немного не ясно — что нужно было сделать, что сделано, а что не сделано, ведь мне никогда ничего не объясняют

@музыка: raised by swans - violet light

@темы: мальчики не плачут, there is no place for you

22:27 

я писал об этом так часто, что начинаю забывать другие слова

социально неловкий


медленно покрываясь каменной коркой
становлюсь не размякшим и рассыпчатым, а твердым, но полым, как трухлявое, изгрызенное паразитами дерево

не мыслю, не вижу, закрываюсь, замолкаю
не как раньше - лежа на полу или проходя мимо людей с лицом мученика, но тихо, бесшумно раскладывая себя у ступней на маленькие кусочки, и рука в собачьей пасти

она незаметно, неожиданно приходит, когда веки сами собой намокают, когда твои ноги идут, а пульс застывает, когда возникает желание разбить костяшки пальцев в мясо о чье-нибудь неизвестное остроскулое лицо,
слушать хрустальные замки и уничтожать себя интенсивнее; сидеть и думать, думать, думать
образами, не предвещающими ничего хорошего.


встречая не жалость для слабаков или хотя бы равнодушие
а заточенное лезвие в глотку, в то время как избегал даже случайного взгляда
чтобы попытаться быть невидимым и не обнаружить себя

все в конечном счете закончилось тобой, с тебя и начнется

@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
19:31 

социально неловкий
18:43 

leonard cohen – chelsea hotel #2

социально неловкий


наверное, я специально ношу неудобную обувь, чтобы стирать ноги и хромать
и, наверное, я нарочно не вру людям, чтобы получать выговоры и осуждение взамен

если бы я остался на планете последним, единственным человеком, я бы обошел ее вдоль и поперек, пересек бы все четыре океана и шесть материков, в конце концов тихо умерев в самом красивом месте на Земле, но я не последний человек, поэтому взамен сутками могу не покидать собственной комнаты.

в доме, где я живу, раньше пахло ничем, а теперь там наконец-то пахнет чужим домом

@темы: there is no place for you

22:23 

mtns - crave

социально неловкий
Снижение реакций по всем направлениям, когда он встает с постели и не отдает себе отчета в том, что проснулся,
или когда он идет завтракать, не чувствуя потребности в завтраке,
или когда он выходит из дома, а затем приостанавливается, не понимая, с какой целью он вышел вообще

Он уезжает за город, играет The Passenger, мимо мелькают кипарисы и поля с сиреневыми люпинами, проезжают другие автомобили, люди живут,
за городом резкая смена обстановки — глухая тишина, рядом речка, видно звезды по ночам. Никто не звонит, не беспокоит, он должен бы расслабиться и отдохнуть от монотонных понедельников на работе и после работы — одна и та же серая и понурая дорога к дому. Но, кто знает, что послужило тому причиной, за городом ничего не меняется.

Тогда он уезжает обратно в город. Ходит на фестивали — вместо тяжелой музыки какая-то клубная попса, да и из напитков продают одно безалкогольное пиво; ходит по музеям — мертвые тельца в Кунсткамере выглядят уныло, в Зоологическом музее интересен разве что огромный скелет кита по центру зала; ходит по улицам — блекло-желтое месиво, от которого глаза тошнит, а солнце люто печет голову. Город не кажется чем-то новым, ничто в нем не впечатляет, улыбающиеся официантки в кафе вызывают мигрень.

Тогда он уезжает в другую страну. Грандиозные памятники и величественное восхождение к Акрополю — его волнует не метрическая высота дорического ордера Парфенона, а то, что от жары в горле пересохло и нужно срочно где-то раздобыть питьевой воды. Он кормит собак и кошек у придорожных кафе и на заправках из собственного ланч-пакета, к вечеру возвращается в свой отель, выпивает, идет спать. Неделя кажется месяцем, а день годом. Он считает часы и невыносимо хочет вернуться.

Он возвращается домой. Не отдохнув, не выспавшись, возвращается никаким. Он, наконец, осознает, что от затяжной тоски не способен получать эмоции, что ничто почему-то не волнует его. Разобрав багаж, разложив все по своим местам и прибравшись в квартире, он соглашается с тем, что даже не ждал этих запланированных поездок, и уезжал со слабой толикой надежды полечить свою уставшую душу.
Лишь улетев за несколько тысяч километров, он, наконец, понимает. Тоски нет ни в его доме, ни в его городе, ни в других городах. Тоска внутри.


@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
20:40 

социально неловкий

...И, вполне ожидаемо, все начинает идти по сюжету сказок Гофмана; заколдованная деревянная игрушка — это твоя материальная оболочка, а мышиный король — это ты сам.

Дерево самый доступный, но отнюдь не самый прочный материал на планете, и вскоре покрытая лаком и пряно пахнущая смолой поверхность обгладывается острыми клыками и испещряется царапинами от тонких когтей. Вменяемость наиболее пугающий фактор в этом деле, так как по причине ее наличия исключается возможность списать все на напускные мысли и склонность к истерикам. А еще есть смиренная отрешенность, это что-то вроде трезвого осознания, с которым исчезают малейшие сомнения в настоящем, где Щелкунчик — простая деревянная кукла, у которой есть свое прямое предназначение, и ничем другим она не обладает. Эта самая отрешенность — выборочные фразы в голове «ты один», «тебе не помогут», «твои проблемы не важны», — которые не выбивают почву под ногами, не заставляют биться о стену лбом и резать себя в не наполненной ванне, а переходят одним легким шагом через кочку ожидания и становятся притупленными и обыденными. И тогда все произносимые слова становятся беззвучными, потому что игрушки не умеют говорить, а эмоции застывают на лице, потому что игрушки не могут чувствовать; материя обгрызается и съедается плотными кусками день за днем как последний источник пищи, и это нормально.
Это нормально.


@темы: txt, there is no place for you, do u want some depression?

URL
14:26 

социально неловкий
URL
17:22 

социально неловкий
Когда-нибудь я навещу ее могилу и сяду наземь около нее, прикоснусь к ледяному камню и пожухлой траве, произрастающей из сухой земли, в которую она заворочена. И, скорее, всего, это и будет конец моего пути, последний шаг до финишной линии, после которого все обретет должное значение и наполнит себя. Не зная ее и ни разу не увидев ее воочию, я возлагаю хрупкую надежду на то, что эта женщина имеет со мной необъяснимую ментальную связь, протекающую через загробный мир и мир живых. Каким-то шестым чувством я ощущаю ее влияние, ее участие в моих мыслях, в моих действиях. И все, от чего меня уберегает судьба — мне кажется, что я избегаю этих опасностей ее посредством, будто бы ее дух постоянно плывет над моей головой и скрывает меня от беды, но не оттого, что я связан с ней узами. Оттого, что я — ее продолжение, ее перевоплощение с остаточными привычками и неумением любить. И поэтому у меня есть накопление сочинений из речей, которые я смогу когда-нибудь произнести, обращаясь к ней.
Я вижу, как однажды буду сидеть там, возле ее надгробия, и, может быть, даже буду плакать из-за того, что наконец-то пришел к ней, смог соединиться с ней.

@темы: there is no place for you, головы на палках

URL
16:39 

социально неловкий


слушать ее — словно причаститься; люди, проходящие под моим окном, возможно, думают, что я уже затягиваю петлю или затачиваю лезвие, потому что это сакральное звучание создано для красивых смертей.
красивая смерть — первое, что приходит на ум, когда закладывает уши от облака шума, когда от ноющих тональностей глаза жмурятся сами по себе, рефлекторно, и организм готовится к отбытию
в потустороннее измерение, которого, конечно же, в итоге не происходит. но смерть иная, не страшная кончина в море крови и собственных выделений, не смерть, от которой рыдают и
предаются мрачной скорби, а смерть, которая соединит душу с небесами, расщепит плоть на атомы, на песчинки, смешав с воздухом и светом. это смерть-перерождение, или же
рождение, которое проходит насквозь, превозмогая невыносимую боль и страдания. это страх, побег, беззвучный крик изнутри, это ощущение потери чужой жизни, жизни
самого дорогого существа, и оплакивание нематериального. это дрожь от холода, иней на ресницах от температуры, тепла тела для которой недостаточно,
и она отбирает силы, отбирает твой невидимый оберег.

@темы: я нашел красоту в этом гиблом месте, чернь, чернь, txt, there is no place for you

URL
16:52 

плохой опыт сожительства с зимами

социально неловкий


Единственный выход — бежать без конечной точки прибытия, чтобы мышцы ног ныли от усталости, истереть стопы, чтобы каждый шаг отдавался невыносимой болью, но бежать, не останавливаясь
Убегать — один верный путь к спасению, и если остановиться, то велика вероятность упасть без сил на асфальт и разбить колени о лед, потому что тело слишком хилое, чтобы выдержать повсеместное давление.
Металлическая тяга в голенях, каменный стук за грудной клеткой, язвенная горечь в легких. Одежда, прилипшая к коже, сжимает снаружи, обертывая в кокон. Перерождение наоборот: взрослая имаго сворачивается в куколку.
Позади никого нет

Я разрываю себя на два клочка, которые разрывают себя еще на два, и так до тех пор, пока не остаются мельчайшие крохи.

@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
20:34 

sol seppy - enter one

социально неловкий

Закрывай глаза, чтобы все исчезло и оставило тебя. Посмотри: здесь нет рамок и углов, нет света, нет тени. Одно бесконечное пятно и стук пульса, от которого подрагивают веки — все, чем обозначается действительность, без которой возрастает риск потерять ориентир. Взгляни на безграничность во времени, на безграничность в пространстве. Пустота становится полной, а заполненность — полой.
Прошлое становится настоящим, а настоящее изничтожается. Представь свою бывшую комнату в доме родителей: поношенная футболка на спинке стула, настенные плакаты и кассета Radiohead в магнитофоне; все предметы находятся на своих местах, воздух пропитан спертостью, совсем как раньше, но тебя, тебя там больше нет. Протяни руку навстречу Йорку по наитию — он закроет глаза вместе с тобой, беспокойно кивнув головой три раза, и скажет, что вы стоите на краю. Слушайся Тома, Том пережил то, что переживаешь ты, еще в далеком девяносто седьмом. Бери его с собой (выдели место в сумке между сменной одеждой и книгами) и не оглядываясь отправляйся на запад, только ни в коем случае не на машине; благоразумнее всего будет вылететь ближайшим рейсом до CA.

Ты не видишь неба, но знаешь, что у него чернично-черный цвет: это небо-a-priori. Ты не представляешь, в какой момент небо переходит в космос, космос — во Вселенную, но не видя ни того, ни другого, ни третьего, предполагаешь, что все три объекта являются единым целым. И цвета вливаются друг в друга: из голубого в серый, из серого в бурый, из бурого в чернильный. И грани размываются: грозовые тучи — в грохот грома, солнечный свет — в рассеянную призму, звезды — в мелкие мерцающие точки.
Космонавты, выползшие из утробы ракеты с неразорванной пуповиной, оторвавшись, уже не смогут вернуться. Шнур отпадает, и они улетают в пустоту, где не будет ничего живого. Каждый останется один на один с самим собой.

After a storm
I wanna be brave
And keep you warm
And not fade away

@темы: there is no place for you, txt

22:23 

социально неловкий

«I clung to nothing, in a way I was calm. But it was a horrible calm—because of my body; my body, I saw with its eyes, I heard with its ears, but it was no longer me; it sweated and trembled by itself and I didn’t recognize it any more. I had to touch it and look at it to find out what was happening, as if it were the body of someone else»

@темы: there is no place for you, free meds

14:25 

социально неловкий


Медленное течение времени: воронка моего существования мммедлллленнно закручивается вовнутрь, в свое собственное нутро. Настигает чувство застревания в вязи, в засасывающей массе обстоятельств и случаев, облепляющих каждый сантиметр тела. Я проживаю затянуто, проживаю крайне нехотя; растягиваю книги на несколько недель, растягиваю ускользающие мысли, продлеваю часы сна (вместо четырех — десять, вместо семи — восемь). Я распространяюсь на несколько километров в радиусе от своего первоначального естества — теперь нет меня, я постоянно растекаюсь в не охватываемом человеческими руками пространстве. Я не есть. Это ощущение болезненно походит на ощущение неполноценности: нет моих личных предметов, нет моего созидания. Все заимствуется, я заимствую себя из какого-то несуществующего времени, я стоически пытаюсь заполучить воссозданный в своем воображении образ, но он нанизывается на меня, а затем в одно мгновение трескается и распадается на частицы, слазит с меня, как ороговевшая кожа. Это навязанное чувство, что нет и никогда не было ничего моего. Были какие-то смешанные конструкции, были нагроможденные друг на друга проекции. Но в общем, в общем был один хаос, не составляющий полноценного единения. Реальность, от которой я пытаюсь скрыться, нещадно наваливается на меня своим колоссальным весом, вдавливает меня в себя. Реальность: беспорядочные склады тетрадей с не несущим никакого смысла содержанием, исписанных скачущим по синей строке почерком, покосившиеся полки и ящики, забитые детскими игрушками, сжатые комнаты, давящие на плечи и сковывающие горло невыбиваемой духотой. Реальность: неподходящая одежда, неподходящие люди, неподходящее поведение. Реальность «некуда-бежать-некуда-уйти». Все разобщено. Все разрозненно. И я даже не смею уповать на то, что в ней когда-нибудь наступит хотя бы видимость порядка и гармонии.

@темы: txt, there is no place for you

URL
00:25 

социально неловкий

- Я категорически против этого. «День твоего рождения» — звучит довольно пафосно, до тех пор, пока не осознаешь, что не значишь в этом мире ровным счетом ничего, — тогда эта фраза начинает вызывать у тебя лишь панические атаки и неконтролируемые приступы рыданий. Что я сделал, чтобы люди радовались моему приходу в этот мир? Разве это вообще справедливо? Есть ли хоть один человек, который получает удовольствие от этого дешевого фарса с пожеланиями и подарками? В свой восемнадцатый день рождения я хотел только одного: поскорее сбежать из дома, забитого родственниками и друзьями, и просто сидеть на какой-нибудь крыше в о д и н о ч е с т в е. Я не имею ни малейшего желания отмечать дни рождения уже в своем возрасте, и не представляю, что ощущают люди, которые старше меня, скажем, лет на двадцать. «Дорогая Клементина, тебе уже стукнуло сорок три года, ах, этот гроб из ольхи с бархатной обивкой от меня, поздравляю!». Однажды ты перестаешь заботиться о гостях, о подарках в красивой обертке, о свечах на торте. Ты забываешь, сколько лет прожил. Думаешь только о том, сколько тебе осталось прожить. Какой смысл праздновать, если счастья это не приносит.
#
- В прошлый раз я попросил подарить мне байкерскую кожаную куртку. Что такого, скажете вы? Ну да, парень слегка заигрался в крутого перца на харлее дэвидсоне. Но, знаете, я ведь поддерживаю веганский образ жизни. Я подписываю петиции о защите прав животных. Я подбираю с улицы подбитых ворон и выброшенных кошек. А тут я беру и прошу у них купить мне куртку из телячьей кожи, чтобы носить ее на себе и думать о том, как с теленка эту кожу сдирали, каждый день. Дело в том, что я хотел, чтобы кто-нибудь умер в день моих именин. Я хотел хотя бы как-нибудь связать эту дату со смертью.
#
- Для меня любой праздник это некое испытание, которое надо просто вытерпеть и продолжать двигаться дальше. День рождения — самый нелепый из них. Мне как бы приходится ежегодно отмечаться в списке оставшихся в живых после катастрофы: о, вот уже двадцать пять лет, как я жива. Или: вау, очередной год прошел, и мне даже удалось не умереть.
#
- Помню, она подошла ко мне и спросила, что я хочу в подарок. Я ответил, что мне ничего не нужно, что мне все равно. Сказал: «Если ты так жаждешь этого, то можешь подарить деньги, чтобы успокоить свою совесть». Минут через пять она уже болтала с моей матерью и громко смеялась, вместе с ней. Она говорила: «Да он просто поссорился со своей девушкой, вот и не в настроении». Ага, именно так. Мы и правда в крупной ссоре, не разговариваем вот уже два года. Ее зовут Жизнь, я вас как-нибудь с ней познакомлю.
#
- Дни рождения? Зачем вообще всем так необходимо отмечать день, когда ты, орущий, сморщенный и обмазанный слизью вылез из чьей-то вагины? Чтобы каждый последующий день страдать и претерпевать свою ущербную жизнь, в надежде на светлое будущее, которое никогда не наступит? Да к тому же еще и напоминая себе об этом каждый год — срань господня, раскройте наконец глаза, да мы конченные мазохисты! Лично я считаю, что крайний срок — тридцать лет. Можно успеть влюбиться до тридцати, слетать на другой материк до тридцати, прочитать те книги, которые бы поддерживали бы в тебе жизнь до тридцати. Можно успеть попробовать все. А после — прострелить себе мозги в номере какого-нибудь замшелого отеля под любимую песню.

- Большое спасибо, Уилл. Замечательный тост. Джим, умоляю тебя, забери у него разделочный нож.



@темы: there is no place for you, do u want some depression?

URL
21:00 

социально неловкий

«Пока я пишу это, мне кажется, что и я, как некогда Грубач, сижу в мрачном и глухом коридоре, слышу голоса, смех и ссоры из освещенных и невидимых мне залов, которые я различаю только по размерам топок, которые их обогревают. Я медленно блуждаю по сплетению коридоров от печки к печке, развожу огонь и шепчу из темноты свою историю кому-то, кого не знаю и никогда не увижу. Я не знаю, какие лица у тех, к кому я обращаюсь сквозь огонь и стену, не знаю ни их пола, ни возраста, ни намерений, ни причин, по которым они плачут, ссорятся или веселятся. Но я твердо знаю, что если они меня обнаружат, они дадут мне ребро от жареного вола, моей жене яблоко и изгонят из города, накинув на плечи лошадиную попону, на которой будет написано «Так Адам и Ева были изгнаны из Рая».»

Мушка | Павич Милорад

@темы: there is no place for you

14:38 

социально неловкий


Эта зима — грустная зима

Ты научен с детства: зима — значит лютые холода, сугробы снега и горячий чай. Вырастаешь, и ничего не меняется. Все тот же снег, все тот же чай, и никаких праздников и предвкушения чуда перед наступлением нового года. Не хочется выходить на улицу — рискуешь замерзнуть и ненароком подхватить простуду. Дети не лепят снеговика, не катаются на санках, не играют в снежки. С наступлением зимы приходит ясное осознание того, что как раньше уже не будет. Не будет красных щек от мороза и чьей-нибудь большой теплой руки, которая их коснется, не будет горок высотой с двухэтажный дом, с которых катишься со скоростью падающей кометы, обязательно подпрыгнешь где-нибудь внизу и утонешь в мягкой кучке снега.

Теперь ты не дрожишь от нетерпения в ожидании Сочельника, разве что кутаешься плотнее в широкий синий шарф-удавку и провожаешь хмурым взглядом улыбающуюся парочку пенсионеров. Из тебя выходит неплохой кандидат на роль злобного гоблина в новогодней постановке сказки для детсадовцев, потому что у тебя такое гнетущее выражение на лице, не смывающемое никакими средствами до марта, а может быть, даже до апреля. Ты не любишь людей, а люди любят всех вокруг, люди разговаривают о покупках, разговаривают о поездках, разговаривают о родственниках, приглашающих на Рождество. А ты молчишь.

Наверное, думаешь, что все ведут себя так в твоем возрасте, что это естественно и совсем не страшно. Зимние перепады настроения, и эта чертова температура, так стремительно уходящая в минус, за что ты ежедневно проклинаешь ренегатку, шипя на термометр: «остановись, остановись». Каждый градус — частица твоей уверенности в будущем. Падает и падает и падает. Сначала была осень, и она длилась очень долго; и ты так ждал, что тебе предоставят немного времени. А наступила зима.


Зима — невеста, а голые деревья — ее строгие свидетели.

@темы: txt, there is no place for you, do u want some depression?

URL

DEBRY

главная