берт неммон
социально неловкий
Снижение реакций по всем направлениям, когда он встает с постели и не отдает себе отчета в том, что проснулся,
или когда он идет завтракать, не чувствуя потребности в завтраке,
или когда он выходит из дома, а затем приостанавливается, не понимая, с какой целью он вышел вообще

Он уезжает за город, играет The Passenger, мимо мелькают кипарисы и поля с сиреневыми люпинами, проезжают другие автомобили, люди живут,
за городом резкая смена обстановки — глухая тишина, рядом речка, видно звезды по ночам. Никто не звонит, не беспокоит, он должен бы расслабиться и отдохнуть от монотонных понедельников на работе и после работы — одна и та же серая и понурая дорога к дому. Но, кто знает, что послужило тому причиной, за городом ничего не меняется.

Тогда он уезжает обратно в город. Ходит на фестивали — вместо тяжелой музыки какая-то клубная попса, да и из напитков продают одно безалкогольное пиво; ходит по музеям — мертвые тельца в Кунсткамере выглядят уныло, в Зоологическом музее интересен разве что огромный скелет кита по центру зала; ходит по улицам — блекло-желтое месиво, от которого глаза тошнит, а солнце люто печет голову. Город не кажется чем-то новым, ничто в нем не впечатляет, улыбающиеся официантки в кафе вызывают мигрень.

Тогда он уезжает в другую страну. Грандиозные памятники и величественное восхождение к Акрополю — его волнует не метрическая высота дорического ордера Парфенона, а то, что от жары в горле пересохло и нужно срочно где-то раздобыть питьевой воды. Он кормит собак и кошек у придорожных кафе и на заправках из собственного ланч-пакета, к вечеру возвращается в свой отель, выпивает, идет спать. Неделя кажется месяцем, а день годом. Он считает часы и невыносимо хочет вернуться.

Он возвращается домой. Не отдохнув, не выспавшись, возвращается никаким. Он, наконец, осознает, что от затяжной тоски не способен получать эмоции, что ничто почему-то не волнует его. Разобрав багаж, разложив все по своим местам и прибравшись в квартире, он соглашается с тем, что даже не ждал этих запланированных поездок, и уезжал со слабой толикой надежды полечить свою уставшую душу.
Лишь улетев за несколько тысяч километров, он, наконец, понимает. Тоски нет ни в его доме, ни в его городе, ни в других городах. Тоска внутри.


@темы: there is no place for you, do u want some depression?