берт неммон
социально неловкий


Как сейчас, могу вспомнить: холодный заряженный зимний воздух, когда укутанный в колючий шарф и вязанную шапку, идешь на другой конец части, к коттеджам, где живут все друзья детства и мамина подруга; в том месте всегда был свой особый воздух, который, возможно, даже ощущался на пальцах и его можно было разглядеть в темноте. В том месте все было завораживающе-настораживающее; неподалеку был перелесок, а прямо напротив — затхлая топь с торчащим из нее скелетом недостройки. Казалось, оступишься, и из темноты вынырнут чьи-то руки , чтобы утащить с собой. Так и идешь, напуганный и восторженный одновременно, и тебе хочется скорее добежать до соседского дома, но еще тебе хочется замереть на месте и посмотреть назад — убедиться, что никто тебя не преследует, — а потом вверх над собой — посмотреть, виднее ли звезды зимой лучше, чем летом.
Стекла окон домов зернистые и переливаются в свете фонарей, стоящих по обоим краям неширокой дороги; смотришь на стекла, смотришь на блестящий снег, а кажется, что у тебя под ногами настоящие сокровища, а подъездная площадка превращается в дворцовый зал. Мамина шуба похожа на мягкого живого черного питомца, который приятно пахнет морозом, а ее кожаные перчатки пока еще не вызывают ничего, кроме ощущения тепла и причастия ко всему вокруг.


@темы: txt, я нашел красоту в этом гиблом месте